skhemnik (skhemnik) wrote,
skhemnik
skhemnik

Большой обман и синдром Эйсмонта. Часть 2

Продолжение начало тут

— На «Евромайдане», насколько я понимаю, каждый день стояли священники, и каждый день начинался со службы. Это были священники Киевского патриархата?

— Грекокатолики были, Киевский патриархат, были вообще люди неопознанные (!! самозванцы в рясах были, да, но это никого не смущает безусловно, главное воззрения на национальные вопросы).

— Та самая «политическая религиозность» была представлена на Майдане в полной мере(ой не надо путать, там мы за все хорошее были, и против плохого, там можно было).

— Но это же наш внутренний вопрос(!?), мы должны с ним разбираться (да, но только не на востоке, там это уже не внутренний ворос, а Москва виновата). Те, кто были на Майдане, свидетельствовали сами, что благодаря духовенству, в том числе, уровень напряжения и агрессии снижался (когда? как жгли солдатиков срочников коктейлями молотова, или когда носили гробы по майдану, накручивая толпу, устроив из панихиды ритуальное заклание, повязывая всех кровью?). Ведь этот протест длился несколько месяцев, то есть точек кипения было несколько. Это был процесс, и власть отказывалась слышать, слушать людей, или их поливали из водометов на морозе (типичное "онижедети", "поливали на морозе", а чуть выше "ну там есть единичные проблемы, где "Градами" стреляют", ну чо бывает, избыточность ситуации. Боже, какое лицемерие и обман, тут на морозе поливали, ужас, а там ну бывают проблемы потому что армия страны "градами" города накрывает... До чего же ты лжив, Коваленко).

— Но все же получается, что украинские священники вместе с Майданом выступали против власти. В том числе вы лично, притом что тогда вы были спикером церкви Московского патриархата. Вы с кем-то советовались, что нужно так делать? Владыка [митрополит Киевский Владимир] уже был болен.

— Все посылы до этого где-то проговаривались, просто я это облекал в более медийную форму(неоднократно в сми подставлял УПЦ, за что позже и был смещен с должности "рэчныка" как личность сомнительная, и судя по взглядам и политангажированности, это не послденее смещение в должности). И самое главное: Владимир всегда хотел, чтобы это было в евангельских традициях, чтобы это была не политическая декларация. Мы ведь пытались ситуацию ввести в какое-то русло, чтобы люди перестали видеть друг в друге безликие ярлыки. Это даже у Бориса Гребенщикова на последнем альбоме есть: нет лиц у таких, кто против, нет лиц у таких, кто с нами.

С одной стороны шлем, с другой стороны — балаклава, и тут уже нет лиц, нет людей, и тоже расчеловечивание происходит. А мы пытались быть людьми.

Когда я шел по Киеву в период баррикад и присутствия «Беркута», я как священник чувствовал себя безопаснее, будучи в священническом облачении. Я свободно проходил — «Беркуты» меня пропускали через баррикады(эти просто пропускали). Шла, например, колонна ребят со щитами, и при виде меня они все снимали шапки(а это наши, они даже благословение брали, перед тем как жечь беркут и срочников брали или после?), приветствовали меня и подходили, брали благословение. Вы просто посмотрите, что я говорил, и давайте обсуждать не только сам факт присутствия на Майдане.

— Вы выступали против коррупции.

— А это разве неправильный посыл? (это важная заповедь, выступать против коррупции, кажется третья по важности из декалога. Правильный посыл и повод сменить власть)

— [Председатель Синодального информационного отдела РПЦ] Владимир Легойда считает, что про коррупцию можно на исповеди говорить, а не на площади.

— Я пытался перевести на язык, понятный людям, в том числе и их настроение. Более того, это я говорил не просто так, а после того, как несколько заповедей привел — и перевел это на язык Майдана (браво! перевел заповеди на язык майдана). Я еще сказал: только помните, это относится не только к власти, это относится к каждому из нас (жаль что сейчас вы не говорите того же о новой власти и ее диких преступлениях и коррумпированности, но тут всё понятно, свои у власти).

Христос шел, проповедовал, апостолы шли, проповедовали, не сидели, не ждали где-нибудь, а шли, и шли туда, в те сообщества, которые не всем могли показаться очень добропорядочными (какое отношение к проповеди Евангелия имеет поддержка госпереворотов, священниками?).

— Вам сигналы из Москвы не поступали после того, что вы сделали?

— Нет, как-то так сложилось, что мне никогда из Москвы не звонили, не указывали(Как это? В начале интервью вас мучало что вам указывали. Впрочем мы с тем бессвязным потоком лжи уже разобрались выше, лишь подчеркну лишний раз) и не управляли мной. И не пытались. Не знаю, по каким причинам. Но я был, скажем так, избавлен от этого.(Ну надо полагать из этих слов что другими то точно управляли из Москвы, а вас обошло сие проклятие. Мелко, да? Но от всей души, видимо)

— Православие в России сейчас представляют «духовной скрепой», объяснением того, что мы не такие, как европейцы; и только мы, православные, — хранители истинных моральных ценностей.

— Знаете, все очень хорошо написано в притче о мытаре и фарисеях. Надо начинать с того, чтобы смотреть на себя. Действительно ли у нас так все хорошо, в России или в Украине? Я не большой специалист по уровню моральности в российском обществе, но у меня такое подозрение, что там не все так хорошо, как рисуют иногда на плакатах. (Мне кажется, я подозреваю, но это не повод упустить шанс кинуть камень, хотя абзац начинался со слов о том что на себя смотреть надо. Ну шикарно да. Жгёт)

Я все больше вижу, что Россия хочет быть Советским Союзом (да все таки хорошо написано в притче о фрисее и мытаре). Но мы как Украина свой выбор сделали по отношению к Советскому Союзу, пусть свой выбор делает Россия (я снова запутался кто кому что указывает, о. Георгий от лица Украины указывает РФ в чем ей определиться, после того как уже сказал что видит что Россия хочет быть СССР? Чудно). Мы не Советский Союз, и мы хотели бы построить свое государство. Но вопрос в другом — у нас те же проблемы. Мы свое государство строим, но строим иногда по-советски, поэтому мне тут проблем хватает. Мне кажется, что у России должно быть тоже достаточно своих проблем и со своими людьми(ну вроде попытался сгладить все то что наговорил выше).

— Украинская православная церковь Киевского патриархата осенью созывает объединительный собор. Правильно ли я понимаю, что сама идея заключается в том, чтобы отделиться от Московского патриархата — и чтобы в этом процессе участвовало максимальное количество священников Московского патриархата?(это после того-то как КП и УАПЦ не смогли между собой даже договориться?)

— Правильно. Но понимаете, здесь же вопрос в другом. С людьми, которые хотят отделиться, нужно вести диалог. Скажем так, сама идея отделиться от Москвы не является идеей, равнозначной идее отделиться от Христа (является если речь идет о том что бы сделать это незаконным путем, просто захотеть и уйти, выпасть из Евхаристического общения с остальными Церквями и взаимного поминания - это и есть отделиться от Христа). Если люди хотят быть христианами, православными и не хотят быть в Московском патриархате, давайте для них найдем решение. Точно так же, как для тех, которые не хотят. (Согласен. Даешь каждому свою юрисдикцию и свой вариант церкви, что бы комфортно и идейно корректно было)

Но для того, чтобы понять, сколько их, надо вести диалог, нужно быть открытыми. Меня всегда смущает дипломатия в церковных отношениях. Возможно, я наивен или глуп, но мне всегда казалось, что Церковь все-таки должна отличаться от мира. Церковь не от мира сего, а от Господа (Да но это не повод выступть против коррупции и за сврежение власти. Это тоже имени Господа? Или во имя Господа?).

— А Московский патриархат зачем вообще нужен украинцам? (Все паврильно, острее угол, жгём)

— Для меня это не самый принципиальный вопрос (улыбаюсь). Иногда мы не выбираем, в какой семье рождаемся и в какой церкви крестимся (мы всегда выбираем где крестимся, если в сознательном возрасте, особенно если мы воцеркволяемся, мы всегда выбираем куда идти). Я не сильно выбирал в 1990-е, в какой храм начинать ходить (что не показатель и не распространяеется на всех подряд). Я помню прекрасно себя студентом Киевского университета начала перестройки, я ходил и в Андреевскую [церковь в Киеве] и слышал первые службы на украинском языке. Это, как вы понимаете, была автокефальная церковь (да мы все прекрасно понимаем). А моим любимым храмом был Владимирский собор, рядом с красным корпусом университета. Но дома у меня, в моем родном городе, был храм Украинской православной церкви, прихожанином которого я был, который мы восстанавливали, молодые ребята, в котором мы создавали воскресную школу, в котором меня рукоположили. И таким образом я стал фактически священником Московского патриархата ("по стечению обстоятельств я оказался в канонической Церкви, хотя не делал для себя разницы между Церковью и теми кто от нее откололся" - Ну что, бывает. Жаль конечно что такое вообще бывает. Это горько).

При этом с Москвой у меня никаких связей: я не учился в московских школах, я не работал в патриархии. Я родился в Украине, всю жизнь жил в Украине, голосовал за независимость Украины, но церковно моя судьба связана с Московским патриархатом… И меня это никогда не смущало, и нас воспитывал блаженнейший митрополит Владимир таким образом, что, знаете, главное не статус, а единство (какое единство? Кажется он за весь свой многолетний срок служения, не привел УПЦ к единению, лишь к стабильно нейтральному поддержанию диалога между Церковью и расколами, подводя раскольников к мысли о покаянии).

Невоцерковленные люди в Украине совершенно спокойно ходят и туда, и туда, и туда, крестят детей в одном месте, венчаются в другом. Это-де-факто происходит. Следовательно, церковь, может быть, поучилась бы у людей в чем-то (Перл. Церковь получилась бы у невоцеркковленных людей. Да возможно именно в этом и суть мотивов единения и всеядности). Потому что церковь — это не только епископат, не только епископам надо договориться. Надо договориться духовенству, у которого тоже есть мнение, но которое никто никогда не слышит и не слушает, считая священника чуть ли не наемником при храме(если я ничего не путаю, именно наемником при храме он и является, и клятву такую дает епископу издревле, и по сути лишь замещает собой епископа в силу его невозможности быть во всех храмах, наследуя от него часть власти и прав на таинства. Не ну я понимаю желание священника быть причастным к решению вопросов наивысшего уровня. Дело в общем-то не новое). Точно так же есть мнение и людей — его тоже надо как-то услышать.

— Как договориться-то — референдум проводить?

— Ну, соборные механизмы, которые в Церкви есть и были. Объединенный собор — это не только собор. Подготовка к собору должна тоже проводиться соборно, обсуждаться вопросы должны не кулуарно (Ну как тут сдержать улыбку? Не кулуарно? Это говорит человек представляющий группу священников во главе с несколькими епископами, которые всецело поглощенны кулуарными обсуждениями и интригами, пытаясь шантажировать, обманывать, подкупать других священников или епископов, сотрудничая при этом с властью?).

— Объединение трех церквей под юрисдикцией патриархата в Константинополе может быть адекватным решением ситуации?

— Надо смотреть. Константинополь когда-то принял украинские приходы в США и Канаде. Теперь эти приходы — УПЦ в США и в Канаде — являются частью Константинопольского патриархата. За эти годы Константинополь не входил в Украину, никаких недружественных шагов по отношению к Московскому патриархату не предпринял. Но это не значит, что нужно продолжать ждать и ничего не делать. В 2004-м и 2005-м я был на приеме у вселенского патриарха — и он говорил, что мы должны найти решение. Они говорили: если вы найдете решение, и эти решение вас объединит, мы вас поддержим (Мастер уклончивых интерпретаций, 88 уровень. Речь шла о законных путях единения).

На самом деле, вселенский патриарх мне показался много мудрее в своих посылах и решениях, чем это рисуется в таких раскладах… конспирологических. То есть Константинополь — это все-таки традиция, которая древнее нас. Конечно, это матерь-церковь для нас, и нельзя от этого отказываться. Киев — это кафедра, Константинополем поставленная. Это не чья-то вотчина (да, мы поняли что Киев не вотчина МП).

— Среди русских православных популярна точка зрения что [глава УПЦ Киевского патриархата] митрополит Филарет поддерживается Западом, а вот УПЦ Московского патриархата — это пока еще наша вотчина. Как вы к этому относитесь?

— Для меня мир не делится на западный и восточный, я все-таки хотел бы быть частью реального мира (да ладно), где все люди — братья, как это банально ни звучит (это звучит лицемерно, все люди братья но одни братья бомбят других и вы это поддерживаете?). И в этом смысле на своем уровне я вопрос решаю таким образом: я считаю, что каждый из нас должен научиться видеть христианина в представителе другой конфессии, если он действительно христианин и живет по закону (какому закону? если к примеру церковный закон о единстве Тела Христова не важен, о чем речь тогда?), и видеть верующего в представителе другой религии. Это тоже единство, понимаете? Потому что Господь не говорил: я буду в той или иной структуре. Он не ходит по кабинетам митрополий или патриархий. Господь говорил: где двое-трое собраны во Имя Мое, там Я посреди них (ну Христос говорил много и других слов, которые дают более полную картину того где Он и с кем, опять манипуляции).

Мы все пытаемся делать по-средневековому. А наши церковные модели еще более средневековые, мне кажется, по восприятию. Нужно найти какой-то новый язык и новые формы, которые бы не отменяли традицию, а, наоборот, могли бы ей помочь подлинно развиться (да помним, новые заповеди и богословие майдана, новые формы для старого Христа). Потому что, к сожалению, вот эта вот модель — Запад, против Запада, за Запад — [неправильна](в парвильное модели надо быть против МП).

— Что может произойти после того, как служители Церквей — маленькой и очень маленькой — создадут большое объединение величиной с половину всех ваших, то есть московских, приходов?

— Я считаю, что было бы хорошо, если бы их признали в Константинополе и они существовали на правах параллельной юрисдикции, а Москва этому радовалась бы, а не плевалась (Москва плевалась. Все меньше стеснений в выражениях. Но мотив тот же. Москва не приняла некогда Филарета, в начале я уже удивлялся этому, да. Теперь вот она должна быть рада тому что два сообщества вне Тела Христова, объеденились. А если возразит то это названо сразу  - "плевалась").

— Это разве может произойти?

— Да почему нет? Если люди, так сказать, вернулись в церковь…("так сказать вернулись в црековь" - Так сказать не вернулись. Вернуться можно путем покаяния. И если они ценят Церковь, то они вернутся покаянием, а потом будут ходатайствовать о автокефалии, и именно такое поведение будет служить показателем того что Церковь для нихъ важнее всего, и они действительно созрели для своей поместной Церкви. Но пока только наоборот. Амбиции двух групп ушедших в раскол, должны стать указом Церкви и засчитаться возвратом??)

— В принципе, Москва может вообще не обращать на это внимания, потому что если УПЦ останется с Московским патриархатом, то они будут управлять своими 12 тысячами приходов.

— Это был бы идеальный вариант, но никто же так не будет [действовать]. Будут опять анафемами разбрасываться (Больше таких слов маяков. Будут разбразываться. Дяденька, ну как это будут? Анафема это то что происходит в результате нарушения правил и законов Церкви, жизненно важных законов. А Церковь потом просто декларирует факт "анафемы". Ну при чем тут будет разбрасываться, ну будь же ты честным хоть каплю!).

— После объединения московские приходы будут сами отделяться от московского патриархата и массово переходить в новую церковь?

— Могут. Сейчас почему этого не происходит? Потому что люди — в частности, священники — хотят все-таки в легализованном пространстве существовать. Ну это тоже не может продолжаться бесконечно. Мы же ничем не отличаемся. У вас есть харизмометр? (Это уже совсем низко. Ни у кого нети харизмометра, что веками не мешало определять что есть Церковь Православная, а что уже не является ею. К чему эти спекуляции?)

— Харизмометр?

— Ну, померить благодать. А такое ощущение, что в Московской патриархии он есть. (Детский сад)

— То есть те, которые в 1990-м отделись, менее благодатные?

— Те, с которыми мы разделились 1000 лет назад, они благодатные, католики. Те, с которыми мы разделились 400 лет назад, благодатные, это грекокатолики. А те, с которыми мы разделились 20 лет тому назад, они не благодатные. (Спекуляции, кроме того мелкие расколы которых сотни, не признаны по сей день и едва ли будут признаны, и именно к ним относится КП и УАПЦ, и не факт что перейдя в разряд крупных расколов, они обретут иной статус. И вообще эти сравнения довольно спекулятивны, если вникать в суть тех процессов)

— Они должны стать благодатными лет через сто.

— Они и станут (Ну не забывай гвоорить - "мне кажется"). Просто вопрос тогда — что мы сейчас делим? У меня ответа нет. Москва продолжает себя считать церковью Советского Союза(Ну вот откуда это? В чем смысл? Наклеить страшную бирку? Каким образом это выражается, и откуда Коваленко знает кем себя считает Москва. Может она мнит себя наследницей Российской Империи, или Византийской?). Московский патриархат не стал Русской православной церковью, это Церковь СССР(Кто ты, что бы решать кем стал МП или не стал? И стал ли он Русской ПЦ, откуда столько спеси и уверенности в утверждениях?). Проблему надо разрешать, а не подвешивать, а не пытаться манипулировать с помощью карманных переговоров. Москва не дает вселенскому что-то сделать, пригрождает ему чем-то(улыбаюсь, откуда это? коспирология рулит?). Патриарх константинопольский медлит(конечно медлит, он, как и все, давно описал условия единения и возвращения - ПОКАЯНИЕ).

— Получается, оба патриарха используют Украину, и тянут ее на себя, решая свои проблемы.

— Разве это по-христиански, по-апостольски да по-пастырски? (Ну тут отче совсем уже в разнос пошел. Он решил указать что патриархаты не по христиански поступают. Ну ему видней да).

— То есть Константинополь вас тоже использует в переговорах с Москвой?

— Конечно, конечно, конечно. Я хочу, чтобы моя Церковь была Церковью. Не надо из меня делать клерка. Клирик — однокоренное слово. Не надо из меня клерка делать. И я буду продолжать думать, что я думаю, а вы думайте, что со мной делать в этом смысле. Хотите меня запретить, отлучить — пожалуйста, тоже ваше право, используйте его, но я не должен этого бояться. Я считаю, что мы должны возродить этот дух, что мы должны быть Церковью, а не каким-то общественным институтом при дворе. Мы должны обсуждать сложные вопросы, мы должны находить консенсусные решения, а они все равно только анафемами умеют разбрасываться. Потому что они — это запретить, отлучить, прервать общение, анафеме предать. А можно же совершенно по-другому действовать.


(Последний абзац выглядит как чистый поток сознания и истерика. Запретите меня, отлучите меня, я вам не подчиняюсь, я считаю что мы должны возродить дух, консенсус, а они анафемами разбрасываются, они только и могут запретить, отлучить, прервать общение. И прочая прекрасная. Ну безсвязная истерика. Ради этого последнего абзаца я и помянул в заглавии Эйсмонта. Очень симптоматичное поведение. Тот батюшка тоже вел себя вызывающе по нарастающей, напрашиваясь на запреты и отлучение, что бы изобразив себя мучеником и жертвой перейти в раскол).

Не знаю на сколько далек Коваленко от подобного шага, но ходят слухи что их группа единомышленников ждет скорого объединительного решения и массового исхода целыми приходами в новую церковь, они уверенны что К-пль, примет их. И даже высказывают надежду что всех остальных, которые остаются сегодня в Украине верными Церкви (канонической, законной - да) постигнет наказание и гонения. Ну по крайней мере они не особо выбирают публику где озвучивать такие свои чаяния. Да подобные идеи вынашиваются уже не первый год и в условиях сегодняшней политической коньюктуры, такой вариант имеет шанс на реализацию. Жаль только они так ослеплены своими амбициями, что напрочь откинули вариант возврата в Церковь через Покаяние и все свои надежды возложили "на сыны и на князи человеческия"...

Tags: История, внаукраина, жесть, мысли, политика, православие, священство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment